Анатолий Комаров:
борец за безопасность
и человек с активной жизненной позицией
Анатолий Комаров
Директор проектов HSE "ЭКОПСИ"
Толя, ты пришел в ЭКОПСИ в качестве бизнес-тренера. Как же так получилось, что ты сейчас отвечаешь за направление HSE?

До того, как я стал бизнес-тренером, я работал в компании РЖД. А будучи тренером, много взаимодействовал с производственными компаниями. И в какой-то момент я узнал, что есть такое направление – HSE (Health, Safety & Environment). Эта тема мне очень близка и понятна. А так как я работал и в сфере психологии, социологии и производства, я выявил закономерности, которые работают и там, и там. Психологические и социологические явления и закономерности хорошо изучены и описаны, но эту информацию обычно очень трудно донести производственным языком, в результате из-за этого возникает дискоммуникация – фактически знания психологов и социологов зачастую не используются в производственных компаниях. И тогда я понял, что это и есть та сфера, в которой я смогу себя реализовать. И сейчас, работая в «ЭКОПСИ», я отвечаю за развитие направления HSE.

Ты ведь по-прежнему проводишь много тренингов по теме обучения и внедрения изменений? И даже был удостоен награды «Лучший спикер»?

Во времена моей работы в РЖД в городе Самара я выступал заказчиком бизнес-тренингов у компании «Курс». И после перехода в «ЭКОПСИ» мы продолжили наше сотрудничество. Компания «Курс» часто предоставляет свою площадку для вечерних лекций в рамках менеджмент-клуба, куда я стал приезжать уже в качестве спикера. Формат клуба предполагает проведение вечерних лекций, на которых HR-менеджеры и руководители малого и среднего бизнеса обсуждают различные темы в своей сфере.

И однажды я выступал с темой «HR-тренды», в рамках которой рассказывал про внедрение практик регулярного менеджмента. Это была запоминающаяся лекция с множеством вопросов от слушателей, благодаря ей я и был номинирован на премию. Конкурс называется «Биеналле развивающих инициатив в Самаре», где участники клуба выбирают лучшего спикера и лучшую лекцию. И в 2018 году я стал его призером.

Расскажи, пожалуйста, как появился хештег #люблюкомандировкипостране?

Хештег появился в тот момент, когда я начал работать в «ЭКОПСИ» в 2014 году. Это было как раз в расцвет популярности социальной сети Instagram. Я много ездил в командировки, что мне очень нравилось. Ведь это всегда разные города, новые маршруты и интересные знакомства. И тогда я подумал, а почему бы не написать в одно слово #люблюкомандировкипостране, чтобы моим друзьям было легче следить за моими передвижениями.

И однажды коллега с моей прошлой работы выложила фото с командировки и использовала мой хештег, так он «ушел в народ». Если сейчас ввести его в поиске Instagram, то появится много публикаций от других пользователей, которые активно его используют.

Как-то раз я поехал в командировку в Армению, город Капан, с тренингом по безопасности и по привычке поставил хештег #люблюкомандировкипостране. Мои друзья сразу стали писать мне в комментариях, что это уже командировки по другой стране, ведь это не Россия. А для меня этот хештег был всегда связан с командировками, вне зависимости от страны, в которой я находился. Но теперь я всегда задумываюсь, уместно ли его ставить или нет.
В некоторых своих постах ты пишешь, что благодаря окончанию железнодорожного университета ты можешь встречать друзей по всей стране. Поясни, пожалуйста, как это связано.

Я закончил Самарский Государственный Университет путей сообщения. И во времена учебы у меня была визитка с фразой «Человек с активной жизненной позицией». Это очень смешило моих однокурсников, а мне казалось, что это полностью раскрывает мое отношение к жизни. Ведь я очень люблю заводить новые знакомства.

Мои первые друзья появились еще до работы на железной дороге, как минимум в девяти городах, где были наши университеты: Москва, Санкт-Петербург, Самара, Иркутск, Омск, Новосибирск, Екатеринбург и Хабаровск. Позднее, уже работая на железной дороге, я попал в активное молодежное движение и встречался с коллегами по профессии из разных городов через систему слетов молодежи РЖД. Порой мне казалось, что я знаю как минимум одного человека в каждом городе, и у меня появились друзья в разных уголках страны, с которыми я поддерживаю общение по сей день.
А ты когда-нибудь подсчитывал, сколько времени ты провел в командировках? Какие города посещал?

У меня были самые разные командировки: я летал на самолете, вертолете, добирался на поезде и на автомобиле, бывал даже на нефтедобывающей платформе в Печерском море! Однажды была командировка, в которой мне сначала пришлось лететь 9 часов на самолете, а потом 14 часов ехать на машине. Мне необходимо было проделать такой сложный путь, чтобы добраться до отдаленного месторождения драгоценных металлов в Магаданской области.

С появлением командировок я завел дома карту, на которой отмечал только те города, в которых я побывал. Но с рождением сына все мои отметки были потеряны, так как он очень любил с ними играть.

Через несколько лет я решил восстановить эту карту, но уже в другом формате. Сейчас она выполнена в виде большого лотерейного билета, на котором отображена вся карта России. И я стираю только те города, в которых я был.

Когда я вспоминаю прошлую карту, на которой отметки были сделаны иголочками, мне казалось, что я был во всех городах. А в новом формате ты понимаешь, что Россия настолько огромная страна, что ты почти нигде не был. Так как я не выезжаю из города дальше, чем на 30-40 километров, на обновленной карте большая часть территории остается закрытой. А за последний год у меня появился лишь один новый город на карте, и это – Нижний Тагил.
Толя, расскажи, обращаешь ли ты внимание на все, что связано с безопасностью во время своих командировок?

Безусловно, я называю это «профессиональное искажение». Я всегда обращаю внимание на все, что связано с вопросами безопасности, когда я вхожу в вагон поезда, на борт самолета или в любое помещение. Даже на встрече с клиентами я с профессиональной точки зрения оцениваю, как устроен кабинет моего собеседника.

У меня был один интересный случай, когда я сделал замечание сотрудникам службы безопасности аэропорта. Я люблю смотреть такую передачу: «Расследование авиакатастроф» от National Geographic. В ней очень интересно анализируют причины катастроф именно с точки зрения соблюдения техники безопасности. По итогам анализа причин возникновения катастрофы даже могут быть проведены изменения во всей отрасли, например, изменяется лётный кодекс для некоторых стран, или меняется нормативная документация для авиапроизводителей.

В этой передаче рассказывали про такой случай, когда работник аэропорта прошел через рамку металлодетектора, которая сработала и подала звуковой сигнал. Но его коллеги не стали делать дополнительный осмотр и спокойно пропустили в здание аэропорта. После этого сотрудник захватил самолет, находящийся в воздухе и буквально вогнал машину в землю. К сожалению, никто из членов экипажа и пассажиров не выжил.

И когда в аэропорту Пулково города Санкт-Петербурга я заметил похожую ситуацию - сотрудник аэропорта не был повторно досмотрен, то я напомнил сотрудникам контроля авиакатастрофу 1956 года. После моего рассказа меня приняли за контролера и повторно досмотрели сотрудника аэропорта. Оставшиеся 40 минут до вылета моего самолета со мной рядом всегда находился человек, который за мной наблюдал, что я делаю и куда смотрю :)

Позже я лично познакомился с менеджером по безопасности аэропорта Пулково и рассказал ему эту историю.

Очень часто в своих полетах я сравниваю авиакомпании между собой. Одни из них просят совсем снять наушники, в других просят снять как минимум один, а в некоторых за этим вообще никто не следит. И ты сразу понимаешь, как устроена культура безопасности в каждой авиакомпании. Кто-то работает на уровне формального документа – «снимите оба наушника как положено», а кто-то понимает смысл просьбы: «снимите хотя бы один наушник». Ведь пассажирам необходимо ознакомиться с правилами полета и в течение взлета и посадки слышать возможные экстренные команды экипажа. Проводя такой анализ, ты понимаешь, что крупные авиакомпании России, которыми мы все летаем, отличаются даже в таких мелочах.
В «ЭКОПСИ» каждое решение зависит именно от тебя, и ты несешь за него полную ответственность.
Если оглянуться назад и проанализировать 5 лет твоей работы в компании, сможешь ли ты ответить на вопрос, что тебе дала «ЭКОПСИ», какой новый опыт ты получил?

«ЭКОПСИ» дала мне именно то, что заложено в ее ценностях: свобода + ответственность. Когда ты работаешь в крупной государственной компании на небольшой должности, твоя степень свободы очень ограничена, даже можно сказать, что ее почти нет. Вместо свободы у тебя есть регламенты, нормативы, документы, которые ты должен выполнять. И даже когда ты дорастаешь до руководящих позиций, все равно остается система правил, которая тебя «придерживает». И ты можешь принимать решения только в рамках определенного диапазона своих обязанностей, а все остальные решения принимают за тебя.

В «ЭКОПСИ» больше свободы, ты сам выбираешь, на каком проекте ты хочешь работать, как его сделать, что предложить рынку и что может понравится клиенту. При этом ты можешь спокойно поменять сферу своей деятельности. Например, как это сделал я, перейти из бизнес-тренера в безопасность, при этом всегда есть возможность вернуться обратно. То есть именно ты делаешь этот выбор.

Безграничный уровень свободы, безусловно, влияет на уровень твоей ответственности. Когда ты работаешь в системной организации, у тебя меньше свободы. Но всегда есть ряд разных инстанций, других людей, которые, если что-то случилось, возьмут на себя ответственность. Например, если у тебя нет спецодежды, то это не ты виноват, а тот, кто должен обеспечить ее выдачу.

А в «ЭКОПСИ» каждое решение зависит именно от тебя, и ты несешь за него полную ответственность. Что ты сказал клиенту, что ты не сказал клиенту, что ты предложил, что ты не предложил, почему тебя обошли конкуренты, или как ты обошел их. Свобода + ответственность - это то, что мне дает «ЭКОПСИ».

Первое время мне было трудно привыкать к тому, что у меня нет руководителя, который говорит мне каждый день, что надо сделать. Но когда я освоился, я даже попал в так называемую «ловушку востребованности» - это когда ты должен быть в двух или трех местах одновременно, и ты даже почти согласился, но у тебя просто не хватает на это времени. Только тогда я начал понимать, как каждое мое «да» или «нет» влияет на мою жизнь. И пришлось постепенно учиться говорить «нет». При этом ты можешь отказываться от интересных проектов и задач ровно потому, что ты уже дал предыдущее обещание и не можешь никого подвести.
Толя, а какие у тебя планы на ближайшие 5 лет? Чего бы ты хотел добиться в краткосрочной перспективе, повлиять на культуру безопасности в каждом регионе или «закрасить» свою карту России?

Во-первых, я, конечно, не просто так перешел из тренингов в развитие культуры безопасности. Я много чего хочу сделать в этом направлении. К сожалению, я не могу раскрыть всех своих планов, так как даже наши конкуренты читают блог ЭКОПСИ 3.0 :) У нас всегда идет активное соревнование.

Во-вторых, я бы хотел уменьшить количество командировок, но при этом увеличить их качество, то есть посещать новые города и побывать на интересных производствах. Мне хочется, чтобы это был не типичный план командировок, а что-то уникальное. Но тут все зависит от клиентов, ведь выбор стоит за ними. Так что есть задача сделать самые интересные и уникальные продукты на рынке России и за рубежом, и надеюсь, это позволит попасть в новые города.

Миссия «ЭКОПСИ»: «Людям, организациям и системам - энергию, драйв, развитие». Я уверен, что решения, которые мы предлагаем, помогают каждому сотруднику, компании и бизнесу в целом развивать эффективность, получать новые векторы развития в такой зарегламентированной теме как безопасность, и конечно же мы пытаемся делать все это с драйвом.

То есть, твоя глобальная цель – это привитие культуры безопасности массам в доступной форме и на понятном языке?

Не совсем так. Уже давно существуют организации, которые занимаются культурой безопасности в обществе. Например, чтобы привить людям привычку переходить по пешеходным переходам, как минимум их нужно качественно обозначать знаками и разметкой на дороге, далее подключается социальная реклама, штрафы к нарушающим пешеходам и целый комплекс мероприятий. Как итог, сегодня в большинстве случаев пешеходы уже не переходят улицу в неположенном месте, а доходят до пешеходного перехода и проходят именно по нему. Я каждый день вижу эти изменения на улицах Москвы.

Работой своей практики мы затрагиваем вопросы безопасности, и тут мы всегда подразумеваем культуру безопасности на конкретном производстве. Сегодня мы видим, что в отличие от 90-х годов, в целом уровень культуры безопасности и охраны труда на производственных площадках значительно повысился. Но наша команда хочет сделать еще лучше и как можно быстрее.

И нам есть куда стремиться, ведь наша работа – это благополучие и безопасность наших сограждан.